Форум ВФМ Элита

Здравствуйте, Гость ( Вход | Регистрация )

Важные объявления

Объявления

Чемпионат мира по футболу 2006 Футбол России

> «Элитный Футбол» #10

 
Reply to this topicStart new topic
> Знаменитые даты. Июль, Футбольная история. Автор: Kutuz58
Элитный Футбол
сообщение Aug 9 2010, 06:50 AM
Сообщение #1


gazeta-elita@mail.ru


Группа: Журналисты
Сообщений: 109
Регистрация:
17-September 09
Пользователь №: 7,686





Знаменитые даты. Июль

17 июля 1939 года родился блистательный полузащитник московского "Торпедо" и сборной СССР 1960-х годов, дважды признававшийся лучшим футболистом Советского Союза, дважды входивший в десятку лучших футболистов Европы, несколько раз приглашавшийся в сборную УЕФА и после одного из таких показательных матчей получивший приз "Самому элегантному игроку" из рук самой королевы Англии Елизаветы II Валерий Иванович Воронин.

Трагедия футбольного гения

Валерий Воронин был универсальным футболистом, способным сыграть на любой позиции в обороне или средней линии. Физически очень крепкий, он хорошо плавал и отлично бегал на лыжах, но вместе с тем обладал отменной техникой владения мячом и высочайшим футбольным интеллектом.
Его движения были по-кошачьи грациозны, посмотреть на его игру приходили многие известные люди мира искусства. Именно благодаря Воронину за "Торпедо" в 60-е годы стали болеть писатели, режиссёры, актёры. Валерий Иванович был частым гостем вечеров с участием заслуженных артистов, а однажды кинорежиссёр Марлен Хуциев приглашал его пробоваться на главную роль в фильме "Июльский дождь", однако футболист был вынужден отказаться от предложения, поскольку уезжал выступать на чемпионат мира в Англию.

Валерий Иванович Воронин
Родился 17 июля 1939 года в Москве. Играл полузащитником. Выступал: "Торпедо" Москва (1957-1969). В высшей лиге чемпионата СССР сыграл 219 матчей (забил 29 мячей). За сборную СССР сыграл 66 матчей (забил 5 мячей).
Достижения: чемпион СССР (1960, 1965), обладатель кубка СССР (1960), лучший футболист Советского Союза (1964, 1965), вице-чемпион Европы (1964), полуфиналист чемпионата мира (1966), дважды по итогам голосования французского еженедельника "Франс футбол" попадал в десятку лучших игроков Европы.
Скончался 22 мая 1984 года в Москве.
В "Торпедо" Воронин появился в 1956 году 17-летним юниором. Взял его в команду возглавлявший тогда автозаводцев Константин Иванович Бесков, знавший отца Воронина по совместной службе в полку гражданской обороны первых лет войны. Папа Валерия был работником торговли: до войны заведовал сетью магазинов в Одессе. Потом богатая по советским меркам семья перебралась в столицу, а Воронин-старший получил назначение на должность директора магазина в посёлке Переделкино, где традиционно селился московский театрально-литературный бомонд. Так что маленький Валера постоянно крутился в этом кругу. Не мудрено, что в отличие от большинства спортсменов он был очень интеллигентным и начитанным человеком. Воронин изучал английский язык, увлекался запрещённой по тем временам джазовой музыкой, регулярно читал периодическую прессу, мечтал по окончании карьеры стать журналистом-международником, был тесно знаком с молодым Владимиром Познером.
На футбольном же поле юноша поначалу ничем особенным не выделялся – разве что старательностью, но очень скоро в его игре наметился очевидный прогресс. "Валерка многого в жизни достиг прежде всего за счёт трудолюбия, – считает рекордсмен по количеству матчей, проведённых за "Торпедо", Виктор Михайлович Шустиков. – Он был силён физически, а потому на поле мог выполнять, как сейчас говорят, большой объём работы. Обычно Воронину поручалось персонально опекать лидеров соперников сборной СССР – Маццолу, Альберта, Эусебиу, и со всеми он справлялся, никто из них не мог забить гол".

10 июля 1958 года Воронин дебютировал в матче высшей лиги чемпионата СССР против ЦСКА на позиции правого хавбека. Затем вышел на поле в поединке следующего тура против столичного "Динамо". По-настоящему же он влился в основной состав "Торпедо" осенью 1959 года и уже на следующий сезон стал чемпионом СССР и обладателем кубка Советского Союза.
Тогда же он дебютировал в сборной страны, в 1962 году поехал на чемпионат мира в Чили. Но поистине звёздной стала для него середина 1960-х. Дважды подряд, в 1964 и 1965 годах, Валерия Воронина признавали лучшим футболистом Советского Союза, а в опросе французского издания "Франс футбол" на титул лучшего игрока Европы он занимал восьмое и десятое места. Дважды хавбек "Торпедо" приглашался в сборную УЕФА и в одном из таких матчей был удостоен внимания королевы Англии Елизаветы II, назвавшей его "самым элегантным игроком на поле".
В 1966 году Воронин в составе национальной команды занял четвёртое место на первенстве мира в Англии, но был недоволен этим результатом: считал, что могли выступить лучше. Сезон спустя Валерия назвали полузащитником номер один в истории сборной Советского Союза, однако в мае 1968-го карьера 28-летнего футболиста трагически оборвалась…
После чемпионата мира 1966 года Воронина стали чаще обычного замечать на публике подшафе. Он и раньше числился среди завсегдатаев ресторана Дома киноактёра, но меру соблюдал – рюмка, максимум две. Приходил же туда Валерий в основном для того, чтобы пообщаться со знакомыми ему людьми. А тут в прессе стали появляться заметки о том, что "советский спортсмен Воронин не являет собой пример, достойный подражания". Каких-то особых грехов за ним не числилось, но приглядывать за полузащитником сборной СССР стали в оба глаза. Чуть что – сразу отстраняли от занятий и вызывали на ковёр.
После одного из таких конфликтов с тренером сборной СССР Михаилом Иосифовичем Якушиным Воронин, тогда действительно крепко нарушивший режим, был изгнан со сборов национальной команды, проходивших в Подмосковье. В город футболист возвращался на собственной "Волге", но по дороге угодил в ужасную аварию, чудом оставшись в живых (по другой версии, трагедия произошла спустя пару дней). Автомобиль Воронина выскочил на встречную полосу и столкнулся лоб в лоб с автокраном. Согласно официальному протоколу, водитель "Волги" уснул за рулем. Всё произошло в считаные доли секунды. Спасло футболиста плохо закреплённое сиденье: он вылетел вместе с ним через дыру, образовавшуюся в крыше. Останься Воронин внутри салона, шансов бы не было: удар оказался такой силы, что "Волга" превратилась в металлическую лепёшку.
Некоторое время Валерий пребывал в состоянии клинической смерти. У него имелись множественные переломы, тяжёлая травма головы, пострадало вызывающее зависть у иных актёров, как бы сейчас сказали, "голливудское" лицо. Тем не менее ровно через год Валерий совершил невозможное – он вернулся в большой футбол. По ходу второй половины чемпионата-1969 Воронин сыграл за "Торпедо" восемь матчей и забил два мяча. Конечно, автокатастрофа повлияла на его игру. Было очевидно, что футболист подсознательно бережёт себя. 30-летний Воронин вполне мог бы выступать за "Торпедо" ещё пару лет, но он обязательно хотел вернуться на прежний уровень. А это, увы, ему было уже не суждено. Вот почему по окончании сезона-1969 Валерий Воронин повесил бутсы на гвоздь.
Однако самое страшное заключалось в том, что один из лучших игроков 1960-х годов заметно переменился за пределами футбольного поля. Воронину оказалось чрезвычайно трудно привыкнуть к тому, что счастливая, яркая жизнь внезапно оборвалась и превратилась в обыкновенную рутину. В нём что-то надорвалось. Он осунулся, стал сильно выпивать, от него ушла жена – экс-балерина танцевального ансамбля "Берёзка". Воронин пробовал устроиться тренером в футбольную школу "Торпедо", но руководство ЗиЛа ему в этом отказало. Так что, по сути, бывший футболист нигде не работал и влачил жалкое существование на то немногое, что платил ему СК "Торпедо": Валерий Иванович формально числился на заводе инструктором по физкультуре.
Воронину помогала, как могла, семья Бесковых, его часто навещал Сергей Сальников, но приостановить падение футбольной звезды они не сумели. "Трагедия Валеры заключалась в том, что он был способен на очень многое, но в силу субъективных, от него не зависящих причин не смог реализовать себя, – полагает Виктор Михайлович Шустиков. – Родись Воронин лет на двадцать позже, он со своим недюжинным умом наверняка бы стал крупным бизнесменом или известным политиком…"
В мае 1984 года, через 16 лет после роковой автокатастрофы, 44-летнего Валерия Воронина нашли рано утром с пробитой головой в кустах у обочины Варшавского шоссе – неподалёку от нынешней станции метро "Нагатинская". Что именно произошло в ту ночь – убийство или несчастный случай – так и осталось без ответА: 22 мая блистательный футболист умер, не приходя в сознание.

***
Только факты

17 июля 1930 года в матче США — Парагвай (3:0) нападающий американской команды Берт Пэйтинауд сделал первый хет-трик чемпионатов мира, забив голы на 10-й, 15-й и 50-й минутах.

17 июля 1994 года на чемпионате мира в США состоялся финальный матч Бразилия – Италия. После нулевой ничьи в основное и дополнительное время победитель турнира выявился в серии пенальти, которую выиграли южноамериканцы – 3:2. Добавим, что этот турнир стал самым посещаемым в истории мирового футболА: на матчи с США в среднем собирались по 68 991 болельщику.

17 июля родились
Альф Бэкер (1898 г. р.) – полузащитник "Арсенала" 1920-1930-х годов, чемпион и обладатель кубка Англии.
Карлос Альберто Торрес (1944 г. р.) – защитник сборной Бразилии 1960-1970-х годов (54 матча, 8 мячей), чемпион мира 1970 года (капитан команды), один из сильнейших защитников в истории бразильского футбола, многократный чемпион штата Сан-Паулу, трёхкратный чемпион США, впоследствии стал известным в Бразилии тренером, возглавлял сборную Азербайджана.
Хасинто Кинкосес (1905 г. р.) – защитник мадридского "Реала" 1930-1940-х годов, двукратный чемпион и обладатель кубка Испании, участник чемпионата мира 1934 года, в 1940-1950-е годы тренировал многие известные испанские клубы, включая "Реал", "Валенсию", трижды завоёвывал кубок Испании, в 1945 году возглавлял испанскую сборную.
Питер Кормак (1946 г. р.) – шотландский нападающий 1960-1970-х годов, выступавший за английские клубы "Ноттингем Форест" и "Ливерпуль", двукратный обладатель кубка УЕФА, двукратный чемпион Англии, обладатель кубка Англии.
Йоханн Риглер (1919 г. р.) – нападающий сборной Австрии 1950-х годов (6 матчей, 1 гол), был запасным на чемпионате мира 1954 года, пятикратный чемпион Австрии в составе венского "Рапида", одна из легенд клуба.
Альберт Стаббинс (1919 г. р.) – нападающий "Ньюкасла" и "Ливерпуля"1930-1950-х годов, чемпион Англии 1947 года, один из сильнейших британских центрфорвардов тех лет, полностью раскрыть свои возможности ему помешала Вторая мировая война.
Яп Стам (1972 г. р.) – защитник сборной Голландии с 1996 по 2004 год (67 матчей, 3 мяча), полуфиналист чемпионата мира 1998 года, участник трёх чемпионатов Европы, лучший футболист Голландии 1997 года, победитель Лиги чемпионов и обладатель Межконтинентального кубка 1999 года, чемпион и обладатель кубка Голландии, трёхкратный чемпион Англии, обладатель кубка Англии и кубка Италии.

День памяти!
Всеволод БОБРОВ


Бобров Всеволод Михайлович. Нападающий. Заслуженный мастер спорта. Заслуженный тренер СССР.
Родился 1 декабря 1922 г. в г. Моршанске Тамбовской губернии. Умер 1 июля 1979 г. в г. Москве.
Выступал за команды ЦДКА (1945 - 1949), ВВС (1950 - 1952), "Спартак" Москва (1953).
Чемпион СССР 1946, 1947, 1948, 1953 гг. Обладатель Кубка СССР 1945 и 1948 гг.
Сыграл 3 матча за сборную СССР, забил 5 голов (в т. ч. 3 матча, 5 голов - за олимпийскую сборную СССР). Также за сборную СССР сыграл в 8 (забил 6 голов) неофициальных матчах.
Участник XV Олимпийских игр 1952 г.
Главный тренер клуба ВВС Москва (1952). Начальник команды ЦСК МО Москва (1957). Тренер в ЦСКА Москва (1958 - 1960). Главный тренер ЦСКА Москва (1967 - 1969, 1977 - 1978). Начальник команды ЦСКА Москва (1968 - 1969). Главный тренер команды "Кайрат" Алма-Ата (1975).

О Всеволоде Боброве столько написано, что теряешься: а можно ли что-то сказать, не слишком повторяясь. Начну, может быть, и со скучноватого, зато с точного — с цифр, которые оставил нам на память о себе Бобров.
В пяти чемпионатах он играл за ЦДКА. И вот как играл: в 1945 году забил 24 мяча (в 21 матче), в 1946-м — 8(8), в 1947-м — 14(19), в 1948-м — 23(17), в 1949-м — 11(14). Сложим отдельно мячи и матчи. 80 раз Бобров брал ворота, приняв участие в 79 матчах. Вот уж кто не уходил с поля без гола, так это он!
И тут же вопрос: почему так мало он играл? Да, за пять сезонов он пропустил 49 (!) календарных матчей. И это в пору, когда ему игралось в охотку, когда он слыл неудержимым, когда о нем только судили да рядили. Ему на роду было написано играть мало. Дарованием его был прорыв — наверное, самое редкое и уж наверняка самое дух захватывающее футбольное деяние. В прорыве все: бесстрашие, быстрота, ловкость, интуиция, открытый вызов преградам, лоцманское чутье форватера, которому предстоит провести мяч, а в самом конце — удар ради чего все и затевается. Прорыв трудно замаскировать, а особенно тому, кто им славится. Прорывов Боброва ждали, они не могли не состояться, иначе незачем было выходить на поле этому человеку, ленившемуся поспевать за всеми событиями. Он ждал своей очереди. И когда она наступала, высокий, всем заметный, бросающий послушное гибкое тело то чуть влево, то чуть вправо, Бобров резал зеленую гладь поля, как сильный катер, а поспевавшие за ним, виснувшие на нем, преграждавшие ему дорогу, оставались сзади, как две косые волны. Он возникал перед воротами как бог футбола, разгоряченный и разгневанный, не знающий удержу, и бил как-то бесшумно, тайно, легко, продолжая прорыв. Все это было как наваждение, как нечто совершающееся вопреки всему общепринятому.
Мы в каждом матче можем увидеть прорыв по флангу, заканчивающийся передачей мяча в центр, прорыв, сменяющийся паузой, когда игрок решает подождать партнера, длинный прорыв — забег, после которого у выскочившего вперед не остается сил для удара по воротам. Прорывы Боброва были редкостны тем, что доводились до конца, он не «наводил панику», не «обострял обстановку», а рвался забить. И забивал. Ясно, что не все свои голы провел он только так. Умел он и подстеречь мяч в засаде и выскочить на тонкую передачу партнера. Многое было ведомо этому бомбардиру милостью божьей. Но прорыв сделал его фигурой исключительной, неповторимой. Обречен же он был играть мало из-за неотвратимой расплаты, которая его ожидала за небывалую дерзость. Бобров был крупной мишенью, и в него попадали. Не мог он не знать, что играет с огнем, но, широкая натура, не умерял себя, чего бы это ему ни стоило.
Геракл совершил двенадцать подвигов. Нисколько не сомневаюсь, что и у Боброва найдется столько же подвигов, особенно если вспомнить, каков он был еще и в хоккее с шайбой. Что до футбола, то по памяти, не вороша старых газетных страниц, назову такие: первое появление на поле после замены в матче с «Локомотивом» — и за полчаса два гола и сразу шумное признание; турне по Великобритании в 1945 году вместе со столичным «Динамо»; знаменитый третий гол в ворота «Динамо» в 1948 году, сделавший чемпионом его клуб; уже упомянутые 80 мячей в 79 матчах в ЦДКА; гол в товарищеском матче с венгерской сборной в 1952 году, когда наша команда называлась сборной Москвы, тот гол, когда он обвел всех защитников и вратаря Грошича; самый первый гол вновь созданной сборной СССР, открывший ее счет; в том же 1952 году на Олимпиаде в Финляндии, забитый болгарам; три мяча в фантастическом матче там же, на Олимпиаде, в ворота югославов, когда наши проигрывали — 1:5 и отыгрались — 5:5. Семь? Добавьте еще пять хоккейных подвигов — они легко найдутся, и вот он спортивный Геракл — Всеволод Бобров.
Из ЦДКА Бобров перешел в клуб ВВС, созданный экстренно и самовластно за счет игроков из других команд. Хоккейная команда получилась, а футбольная не сложилась. Футбол не подчиняется произвольному приглашению "более или менее известных игроков без взыскательного отбора. И даже Бобров в футбольном ВВС потерялся, его голы как бы упали в цене — не смотрелись в матчах средненькой команды при полупустых трибунах. Второй, и уже последний, взлет был у 30-летнего Боброва, когда Б. Аркадьев призвал его в сборную СССР. Интересная задача его, как видно, увлекла, он загорелся, провел несколько матчей разведывательного толка, в том числе и два с венгерской сборной, тогда, думается, игравшей ярче всех в мире, потом — три официальных матча на Олимпиаде (остался верен себе, забив 5 мячей), был выбран капитаном команды. Словом, сборная началась с Бобровым во главе. Это не забудется.
Всего-то навсего у него 114 матчей чемпионата страны (в наше время столько можно сыграть за три с половиной сезона), всего три матча в сборной, а слава такая, что и тридцать лет спустя о Боброве говорят настолько живо и весело («Сева!»), со столькими красочными подробностями, благо и привирать-то нет нужды, что кажется — он завтра опять выйдет на поле, всех обведет и забьет с прорыва свой гол. Остаться для людей живым, без хрестоматийного глянца, всемогущим Бобром, войти в стихи, в книги и тем самым продолжать незримую службу футболу — удел редкостный. Двенадцать подвигов Геракла—один из вечных сюжетов живописцев. Право, меня не удивит, если на каком-либо стадионе или в зале на стенах изобразят подвиги Боброва.

Из книги Льва ФИЛАТОВА "Форварды", 1986
СПОРТИВНО-ИГРОВОЙ ГЕНИЙ
Это был один из самых гениальных спортсменов нашей страны. Знаменитый футбольный тренер Б.А. Аркадьев называл его "спортивно-игровой гений". Характеристика, данная великому центрфорварду - "Шаляпин русского футбола..." - поэтом Евгением Евтушенко, видимо, сохранится на века. Как и память о самом Всеволоде Михайловиче Боброве.
В списке новобранцев, которых осенью 1942 года должны были отправить под Сталинград, капитан Дмитрий Богинов, до войны игравший в футбол и хоккей в Ленинграде, увидел знакомую фамилию: Бобров Всеволод Михайлович, 1922 г.р. Воспользовавшись негласной инструкцией, согласно которой самых талантливых футболистов страны не направляли на передовую, Богинов вычеркнул его из списка и тем самым сохранил для отечественного футбола великого центрфорварда.
Жизнь человека полна случайностей. Всеволод Бобров – не исключение. Он мог утонуть – его спас старший брат, мог сгореть в доме – мать бросилась в огонь и вытащила малыша, мог разбиться на самолете с хоккейной командой ВВС, но проспал и опоздал на аэродром. Его чуть не застрелил маршал Василий Казаков, заставший футболиста врасплох в поздний час с собственной женой на даче. Судьба хранила Боброва для того, чтобы восемь коротких лет он радовал болельщиков своим мастерством.

ТУМАННЫЙ АЛЬБИОН - 45
В 720-м номере люкс гостиницы ЦДКА на площади Коммуны оживление – привезли платяной шкаф, подарок Министерства обороны. Как радовались тогда этому шкафу и насколько мизерным, если не издевательским, показалось бы подобное вознаграждение сегодняшним мастерам футбола. «Вот что значит сыграл в Англии», – беззлобно заметил на этот счет левый край «команды лейтенантов» Владимир Дёмин, годы спустя, уже смертельно больной туберкулезом, часто приходивший в бобровскую квартиру в «генеральском» доме у метро «Сокол» с просьбой одолжить денег.

Вот он - знаменитый прорыв Боброва.

Поездка в Великобританию усиленного лучшими игроками армейского клуба московского «Динамо» осенью 1945 года стала пиком карьеры Всеволода Боброва, 23-летнего футболиста. Матчи с родоначальниками футбола показали всем истинный потенциал Боброва, который из-за травм он так и не реализовал. Гол в дебютном матче с лондонским «Челси», «хет-трик» в игре с «Кардифф Сити» в Уэльсе, «дубль» в поединке с «Арсеналом» – перечня его бомбардирских заслуг в туманном Альбионе достаточно для того, чтобы осознать величие этого форварда.

ТАК МОГ ТОЛЬКО ОН!
А чего стоит гол Боброва в ворота знаменитой в начале 1950-х годов сборной Венгрии, с которой, перестраховавшись, советские руководители решили сыграть не в футболках национальной команды, а в форме скромной сборной Москвы. Пришлось заимствовать это описание из книги Николая Старостина «Звезды большого футбола», где знаменитый спартаковец, видевший в деле большинство футбольных знаменитостей тех лет, почти дословно приводит монолог одного из участников этого матчА: «При ничейном счете выскочил он один на один с вратарем, с самим Дьюлой Грошичем. Каждый из нас скорее бы пробил. Но Бобров для верности решил поймать венгра на ложный прием. Замахнулся в одну сторону, а мяч – хлоп! – в другую. Дока Грошич разгадал фокус и отразил удар. Любой дрогнул бы после такой неудачи, любой, но не Бобров. Его принципиально заело... Видим, опять обходит защиту и снова перед Дьюлой. Замах левой – венгр не клюет. Второй замах – правой. Грошич убежден, что угадал, и падает наперерез. Дудки. Всеволод вторично убирает мяч под себя, спокойно обводит беспомощно лежащего вратаря и не спеша направляется с мячом к воротам, куда сломя голову справа мчится крайний защитник Лантош. «Бей, бей, пока пусто!..» – вопили мы, но Бобров невозмутимо дает «ртутному» венгру встать в позу вратаря и, сблизившись, словно на бис, лукавым броском швыряет мяч в левый угол... До сих пор перед глазами изумленные лица Божика, Хидегкутти, Пушкаша, и Всеволод, как всегда, расслабленно и отвергая поздравления, возвращающийся на центр поля под овации всего стадиона.
Обведя вратаря сборной Венгрии знаменитого Дьюлу Грошича, Бобров забивает гол.
И это не исключительный случай. В том же году на Олимпийских играх в Хельсинки Бобров снова сделал невозможное. В матче с югославами сборная проигрывала 1:5. Оставалось 20 минут до конца игры. Воодушевленная капитаном, наша команда пошла на взятие ворот югославов и добилась сенсационной ничьей 5:5. Такого еще в официальных встречах не бывало. В этой игре капитан команды Всеволод Бобров забил три гола.
Из многих своих талантов Бобров довел до виртуозности умение забить гол. Жаль, что из большого футбола Всеволод Михайлович ушел раньше, чем следовало. Он был объектом номер один для персональной опеки. За ним почти неотступно следовали всегда два наиболее решительных защитника. В результате тяжелые травмы коленных суставов, и этот удивительный импровизатор в 31 год покинул зеленое поле, перешел на ледяное, где совершил еще больше спортивных подвигов.»
Мэтр отечественной футбольной журналистики Лев Филатов так описывал знаменитый прорыв БобровА: «Высокий, всем заметный, бросающий свое послушное гибкое тело то чуть влево, то чуть вправо, Бобров резал зеленую гладь поля, как сильный катер, а поспевавшие за ним, виснувшие на нем, преграждавшие ему дорогу оставались сзади, как две косые волны. Он возникал перед воротами как бог футбола, разгоряченный и разгневанный, не знающий удержу, и бил как-то бесшумно, тайно, легко, продолжая прорыв». Филатов считает, что исключительность этого прорыва предопределила короткий футбольный век центрфорварда Боброва – за небывалую дерзость его ожидала неотвратимая и жестокая расплата.
Kutuz58.


--------------------
Газета «Элитный Футбол»
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
4 чел. читают эту тему (гостей: 4, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 25th November 2020 - 08:47 PM
Чемпионат мира по футболу 2006 Футбол России
Хостинг предоставлен компанией 1gb.ru